Секреты «Нашей кухни»

К 30-летию театра «Актер» — премьера, посвященная памяти выдающегося режиссера Леонида Варпаховского

29 марта в театре «Актер» состоялась премьера «Нашей кухни» по пьесе Аси Котляр. Новый спектакль посвящен памяти выдающегося режиссера Леонида Варпаховского (премьера состоялась в день его рождения) и 30-летнему юбилею театра «Актер». Это уже восьмой спектакль в Киеве, созданный талантливым творческим тандемом:  популярной актрисой театра и кино Анной Варпаховской и известным режиссером Григорием Зискиным.

 «После Магеллана — это вторая семья, которая так опоясала земной шар», — однажды  сказал знаменитый актер Национального театра им. Леси Украинки Николай Рушковский. И правда, исключительные судьбы.  Анна Варпаховская стала знаменитой после фильма «Суета сует», где сыграла роль любовницы героя Фрунзика Мкртчана – Борюсика (как называла его ее героиня Лизочка). Затем были десятки ролей в Театре им. К. Станиславского, съемки в более чем 20 фильмах.

В 1994 году Анна Леонидовна эмигрировала в Канаду в Монреаль, где создала вместе с режиссером Г. Зискиным Театр им. Леонида Варпаховского. С 2006 года по настоящее время часто выступает в Киеве, играет в спектаклях в Национальном театре русской драмы им. Леси Украинки, а с 2013-го сотрудничает с киевским театром «Актер».  В творческом активе актрисы множество ролей классического репертуара и   колоритных образов, сыгранных в современных пьесах.  

Сегодня  публика специально ходит «на Варпаховскую». Критики и  зрители называют ее «второй Раневской», артисткой «безупречной», «редкостной» и «великой» (а на американском континенте — the great), «благодарят за «слезы радости от необыкновенного счастья», которое актриса дарит на сцене.

Казалось бы, счастливая биография… Однако не многие знают, что жизненный путь Анны Варпаховской начался в Магадане, на Колыме, где в роли политзаключенных «без суда и следствия» отбывали «наказание без преступления» ее родители — режиссер Леонид Варпаховский и оперная певица Ида Зискина. После реабилитации были скитания по большим и малым городам бывшего Советского Союза. Наконец, первый звездный час — в Киеве.

КИЕВСКИЕ СТРАНИЦЫ

— Я в школу в Киеве пошла, —  вспоминает  актриса. — Папа тогда ставил спектакли одновременно в трех театрах — Русской драме им. Леси Украинки, Киевской Опере и Театре им. И. Франко. Он так спешил жить и творить — хотел наверстать упущенное в сталинских лагерях, где провел 17 лет…

  Обратившись к пьесе Аси Котляр «Наша кухня», я связалась с автором и попросила разрешение дописать ее, т. к., на мой взгляд, даже для камерного спектакля недостаточно материала. Драматург дала свое согласие. В пьесе был персонаж Иван Абрамович, о котором только пару раз упоминалось, а я  наделила его биографией… своего  отца. Здесь все подлинное — и то, как он вздрагивал при каждом звонке в дверь, думая, что его снова приходят арестовывать. И отношение охранников к заключенным, и даже стихотворение «Дорожные жалобы» Пушкина, которое папа читал во время лютых магаданских морозов возле костра, и благодаря которому получил пайку хлеба…

На репетициях режиссер Григорий Зискин обращался к актрисе Любови Солодовой, исполняющей роль Мани:

— Ваша героиня рассказывает эту историю об Иване Абрамовиче… Ее нужно говорить без сожаления! С ненавистью к власти! И стих читать так, будто вы сами находитесь в концлагере. Знаете, как Мейерхольд говорил: «В трагедии слова должны падать как холодные капли на дно колодца»!

Григорий Зискин — брат Анны Варпаховской по матери. Родился в Китае, где работал его отец. Во время сталинских чисток, по возвращению в СССР он был обвинен в шпионаже и провозглашен «врагом народа», а мать сослана на Колыму. Григорию  тогда и года не было. Впервые он увидел свою мать в 17 лет… Тогда же познакомился со своей сестрой — Аней и отчимом Леонидом Варпаховским. Режиссер сумел увлечь юношу своей профессией. Зискин стал известным в бывшем СССР театральным и телережиссером.

— В свое время я работал с выдающимися актерами — Анатолием Папановым, Георгием Менглетом, Леонидом Сатановским, Элиной Быстрицкой, Павлом Мосальским, Ростиславом Пляттом, Игорем Квашой, Ниной Архиповой, Эдуардом Марцевичем, Спартаком Мишулиным, Александром Диком… Я многому у них научился,—  признается Г. ЗИСКИН. —  

А самое главное — научился уважению к  трудной актерской профессии. Я принадлежу к категории режиссеров, которые (есть такое выражение) «умирают в актере». Я что-то предлагаю, а потом отталкиваюсь от того, что делают артисты и развиваю это.  Я — не диктатор, я — соучастник театрального действия.

ОТ ПЕРВОЙ РЕПЕТИЦИИ ДО ПРЕМЬЕРЫ ВСЕГО 23 ДНЯ! 

На репетициях «Нашей кухни» царила атмосфера высочайшего профессионализма и невероятно сжатых сроков создания спектакля: от первой репетиции до премьеры всего 23 дня! 

Анна Варпаховская и Григорий Зискин — интеллигентные люди, замечания коллегам делаются очень корректно. Главная задача  — поддержать, вселить веру в актеров, помочь преодолеть трудности, дать возможность раскрыть свои творческие  крылья.

— У меня это от папы, — говорит Анна Леонидовна. Не проходит и дня, чтобы она не вспоминала Леонида Варпаховского, ушедшего из жизни более 40 лет назад. — Он умел найти с каждым общий язык и так похвалить, поддержать, что даже самый слабый актер расцветал на глазах и делал невозможное! Он был очень светлым человеком. Леонид Викторович, пройдя ужасы сталинских лагерей, каждый день, оказываясь на грани жизни и смерти, остался  светлым, человечным, всепрощающим. Он очень любил людей…

В спектакле «Наша кухня» перед глазами зрителя словно проносится ХХ век, с его перипетиями: репрессии, доносы, запреты, голод, страх, холод, войны, жизнь в коммуналках… Но самое главное — человечность, доброта и сострадание героев, которые способны все невзгоды превозмочь.

Новая постановка — трагикомедия. Это любимый жанр актрисы, в котором сочетается юмор (в данном случае, с излюбленным зрителями одесским оттенком) и трагические жизненные обстоятельства...

— Еврейские шутки, рассказы, истории, которые я вставила в пьесу, — говорит А. Варпаховская, — это у меня от мамы. Она была очень колоритной женщиной. Все характерные краски в своих постановках с нее списывал и отец, и до сегодняшнего дня я черпаю это из своей памяти. Наверное, поэтому мои героини такие правдоподобные, такие жизненные…

Спектакль глубокий, трогательный и возвышенный. Это театр ансамбля. На сцене всего три персонажа, которых исполняют Анна Варпаховская, Светлана Зельбет (в прошлом — артистка Театра им. Станиславского, а ныне — известная украинскому зрителю как актриса кино) и Любовь Солодова (артистка Национального  театра  русской драмы им. Леси Украинки). Все дамы очень разные: характерная (с размахом от юмора до трагизма) Циля (А. Варпаховская), добрая и одновременно строгая Маня

(Л. Солодова) и резкая, с чувствительностью оголенного нерва Эля (С. Зельбет). Это трио психологически тонко проживает на сцене жизнь своих героинь.

 Актрисы, создающие сценическое чудо, не могут сдержать искренних слез, однако режиссер во время репетиций напоминает известную истину —  «плакать должен не актер, а зритель в зале». Но теория — одно, а практика — другое. Даже грим, грозящий расплыться при слезе, не помогает сдерживать внутренние порывы актрис. Ценно увидеть ранимую душу, которая непосредственно переживает то, что представляет на сцене. И это не может не тронуть публику.

Яна ИВАНИЦКАЯ, фото автора

 

Рубрика: Культура

 

Веб-портал JooMix.